Кристофер Нолан — уникальный режиссёр. Каждая его новая работа вызывает перестановки в списках лучших фильмов, расталкивая будто бы навечно прописавшихся там Хичкока, Спилберга, Скорсезе и других именитых авторов. Один только «Побег из Шоушенка» сидит на первом месте подобно узурпатору Ледяного трона и холодно взирает на всю эту суету внизу.

Но вот «Дюнкерк» выстрелил такими оценками на старте, что на месте лидера я бы заволновался. Хотя оценки эти и рейтинги… Кому нужна мирская слава? Главное это заряд чувств и переживаний, который передаётся конкретному зрителю.

Лично мне трудно признаться в большой любви к Нолану. Больше всего мне понравилась трилогия о Бэтмене. «Интерстеллар» впечатлил, но смотреть его было довольно утомительно, а вот широко любимый фильм «Начало» мне не понравился — как будто на детской горке прокатился. Ну да, скачут как в «Матрице» и дома в трубочку сворачивают. Как-то постно всё. Кстати, похожее чувство стерильности и пустоты недавно вызвал у меня «Заводной апельсин». Видимо, не зря Нолана с Кубриком сравнивают. Вроде бы и сюжет любопытный, и снято хорошо, геометрия кадра и всё такое, но впечатления такие, как будто вместо moloka клея для обоев хлебнул.

И вот ещё по первому трейлеру «Дюнкерка» я снова ощутил эту пустоту. Да, невероятно красиво, стильно, цветопередача, ракурсы, настроение — всё круто, но… Чёрт, неужели опять?! Почему холодными пейзажами Ридли Скотта можно любоваться бесконечно, а от нолановских веет тоской уже по трейлеру? Вообще-то я люблю тоску, но опять же не такую стерильную что ли. А тут в первом же кадре фильма солдаты выглядят так, будто режиссёр лично каждому шинель и каску языком вылизал, ещё и улицу с шампунем вымыл.

Анализируя просмотренное по пути домой, я пришёл к выводу, что причина этой  стерильности в том, что в фильмах Нолана всегда мало говорящих деталей и символизма. Есть панорама, есть портрет, есть групповые съёмки, а вот «фишек», за которые цепляется глаз, нету. Из последних примеров вспоминается «Конг. Остров Черепа». Вспомните, например, как были расписаны шлемы пилотов, как отражались взрывы в их солнцезащитных очках, как трясло болванчика, когда вертолёт терпел крушение. Эти детали незначительны для сюжета, но порой они раскрывают персонажей лучше всяких диалогов и почти всегда вдыхают душу в полупустые постановочные кадры или хотя бы разбавляют их.

Ну вот я и поныл немного. Теперь можно спокойно приступать к бочке мёда.

Я посмотрел очень много фильмов про Вторую Мировую войну и хочу сказать, что «Дюнкерк» — это одна из самых исторически достоверных картин на моей памяти. Возможно, даже самая достоверная. Разумеется, образы главных героев собирательные и определённые допущения в пользу драматизма присутствуют. Но для современного художественного кино это просто запредельный уровень реалистичности.

Во-первых, в фильме используются настоящие самолёты и суда времён Второй Мировой. Я допускаю, что это реплика, а не оригинал, но смотрятся они абсолютно правдоподобно. Во-вторых, воздушные бои и другие экшн-сцены сделаны максимально реалистично с минимальным применением компьютерной графики. Нечто подобное я видел только в фильме «Битва за Англию» (1969).

Фото со съёмок

Сама операция отражена тоже вполне достоверно, без каких-либо перегибов и квасного патриотизма. Правда, слышал, что французские зрители обиделись на то, что их предки выставлены в не очень-то приятном свете, хотя страданий на их долю выпало не меньше, а может и больше, учитывая тот психологический прессинг, который они испытали в результате ошеломительного разгрома, а в последствии ещё и капитуляции правительства, с последующей трансформацией в коллаборационистский режим. Что тут сказать… Нолан британец, как и все главные лица в кадре, вот он и снял чисто британский фильм. Не будь он британцем, вряд ли бы он вообще взялся за экранизацию столь неоднозначного, на первый взгляд, исторического события.

Кстати, раз уж я упомянул о французах: даже чернокожие солдаты, которые появляются на экране буквально на несколько секунд — абсолютно чёрные как смола, а не просто какие-то мулаты, набранные в массовку с улицы, что опять же целиком и полностью соответствует историческим реалиям того времени.

С историчностью разобрались, теперь перейдём к главному.

«Дюнкерк» это не просто военная драма. Во многом это психологический триллер. Триллер о борьбе с врагом, который невидим, но ощущается на уровне инстинктов. Один из главных парадоксов фильма: вокруг никого — пустынные пляжи и бескрайний океан, но ты буквально физически испытываешь неприятную тесноту и чувство смертельной опасности.

Этим настроением «Дюнкерк» напомнил мне советский фильм «Они сражались за Родину». Там вокруг солдат, которые, кстати, тоже отступали, раскинулись бескрайние степи, а бежать всё равно некуда, потому что в затылок дышит война, которая до определённого момента тоже не имеет физического воплощения, а предстаёт в виде некого незримого, но близкого стихийного бедствия.

Чистота униформы — моя лакмусовая бумажка для определения качества военного кино. Матёрые режиссёры идут до конца (при наличии бюджета, разумеется). «Дюнкерк» в этом смысле немного странный. Чистоту униформы многих британцев можно объяснить тем, что они толком не успели ни разу вступить в бой, но откуда у них такие длинные волосы, если с начала активных сражений прошло около двух недель? А засохшие разводы грязи на лице при чистой форме выглядят нелепо, особенно учитывая тот факт, что располагаются солдаты на песке, который не оставляет таких следов после высыхания.

Вот только у Бондарчука раскрытие героев происходит через разговоры и бытовые ситуации, а у Нолана по большей части через поступки и мимику актёров. То есть «Дюнкерк» в большей степени созерцательное кино: персонажи не всегда комментируют или поясняют свои действия, но внимательный зритель и без слов понимает, что к чему.

Разноплановость действующих лиц напомнила мне о кампании Battlefield 1, о которой я недавно рассказывал. Но герои игры более персонифицированы и совершают, можно сказать, выдающиеся поступки, а в фильме это всего лишь лица из толпы, которые просто пытаются помочь или выжить. Не у всех даже имена есть, что ещё раз подчёркивает их собирательный образ. Каждая отдельно взятая история довольно камерная, но именно их количество и разнообразие подчёркивает размах и эпичность происходящего. И в этом действительно заметно высочайшее мастерство режиссёра.

Не менее половины атмосферы фильма создаётся посредством звука. Одни атаки «Юнкерсов» с их знаменитыми сиренами чего стоят. Ну, а музыка Ханса Циммера в особом представлении не нуждается — здесь она, как и всегда, звучит очень мощно.

Наконец, Нолан был бы не Нолан, если бы вставил в фильм абсолютно ненужную, на мой взгляд, чехарду со временем. Я понимаю, авторское видение, режиссёрский почерк и всё такое, но одно дело, когда ты снимаешь про горизонт событий или какие-то сны-иллюзии, но тут это зачем? Время на планете Земля идёт линейно, ты рассказываешь про исторические события, у которых была определённая последовательность, ну так будь добр, сядь, пожалуйста, как положено, и расскажи эту историю без лишних кривляний. Я понимаю, что это субъективная претензия, и многие посчитают изысканное сведение разных сюжетных линий не только в пространстве, но и во времени «изюминкой» фильма, но по мне так это ненужные выкрутасы. Если очень хотелось показать какой-то уникальный момент с разных ракурсов от лица разных персонажей, то вполне можно было и без этого. Зачем создавать дополнительный, чисто технический дискомфорт у зрителя? Как будто ты читаешь книгу, только погрузился, как бац — следующий абзац написан не слева направо, а справа налево. Читатель, конечно, переживёт, но он споткнулся, в результате чего нить повествования потеряна.

И вот я в конце опять сорвался на критику — так бывает, когда впечатления от фильма ещё не улеглись. Сначала восторг, потом начинаешь прокручивать события в голове заново, анализировать, почему те или иные моменты были сделаны так, а не иначе, делать предположения, как можно было бы сделать по-своему. Хочется верить, когда-нибудь и до этого дойдёт, а пока большое спасибо команде за фильм. Пока что это одно из самых сильных впечатлений года. Надеюсь, мой рассказ, написанный по горячим следам не был для вас слишком сумбурным.